Глаза на мокром месте | Время для семьи
     
   
     

Глаза на мокром месте

Автор: admin, 30 Май 2013

Глаза на мокром местеЧетыре раза пыталась сформулировать запрос кратко и корректно - не получается.
Дело в том, что я иногда не могу удержаться от слез, начинаю рыдать. И иногда это мне сильно мешает в жизни.

Это не ситуации боли, обиды, злости - такие слезы мне понятны, подконтрольны, не пугают меня (хотя тоже легко вызываются).
Это происходит в “трогательных” ситуациях.Как будто в голове существуют какие-то кнопки, после нажатия на которые я уже не контролирую себя. Пример: соседская девочка просит посоветовать стихотворение Ахматовой про войну для школы. Нахожу томик, выбираю стихотворение “Nox: Статуя «Ночь» в Летнем саду”. Начинаю читать ей вслух “с выражением” - и не могу, после второй строчки перехватывает дыхание, глаза заполняются, голос срывается. (И сейчас, когда об это пишу - слезы выступили). Тот же эффект от песни Вертинского “Доченьки”.

Доходит до того, что я не могу прочитать вслух или процитировать какие-то строки. И это касается далеко не только литературы…

В принципе я знаю, откуда ноги растут у этого явления.

Когда я родилась, родители учились на третьем курсе в другом городе. В сентябре я родилась, ровно через год мама уехала доучиваться. Они с папой приезжали на зимние и летние каникулы, а меня воспитывали бабушка, дедушка и тетя - мамина младшая сестра Ирочка, ей было 17, она как раз закончила школу в год моего рождения. Потом родители доучились и вернулись насовсем, несколько месяцев мы жили все вместе, я была счастлива. А потом дедушке предложили заведовать кафедрой в Твери, и они с бабушкой и Ирочкой уехали. Мне тогда было три года с небольшим, и я уже умела читать… Очень скучала по ним..

Хорошо помню тот год. Очень нервничала. Боялась, что папа умрет, что мама умрет. Долго ничего не ела, кроме хлеба, яблок и чая с молоком. Нормальную еду я стала есть потом, когда родилась моя младшая сестра - ей начали давать всякий прикорм, а она была милая и так аппетитно кушала, что и я соглашалась. Вообще мне стало гораздо легче, когда она появилась… У меня не было ревности совсем, только радость, что у меня тоже есть сестренка - как у всех детей во дворе (дело было в Средней Азии).

Каждое лето нас отвозили к бабушке. Когда мне было 9, дедушка умер. Он года три постепенно “впадал в детство”, терял память, забывал языки, в том числе и русский (ему не родной), в самом конце он лучше понимал латынь, чем русский… Его приходилось водить за руку, он перестал узнавать нас. Было страшно. С каждым летом уходил все дальше.

Когда мне было 12, мы жили там целых полгода - мама писала диссертацию. И в то время Ирочка должна была родить. Мы ждали этого ребенка все. Ребенок прожил неделю. Ирочка впала в страшную депрессию. И потом уже на лето мы не ездили к ним. Слава богу, она нашла силы на следующую попытку, и не одну - у нее трое детей потом родилось, два сына и дочь.

Но я больше с ней не общалась. Когда первый ребенок умер, я как-то внутри решила, что это произошло из-за меня, что я как-то занимала место чужое, что ли. И я вроде как решила отказаться от своей любви к ней, чтобы следующая беременность закончилась успешно. И так и вышло. Родились эти дети.

Потом я выросла, родила дочку, и с трехлетней с ней все-таки решилась поехать в Тверь. Там я плакала всю эту неделю, когда говорила с Ирочкой и с бабушкой. Посмотрела наконец на этих своих двоюродных детей, с ними не плакала, нормальные, обыкновенные, хорошие дети. Но общение мое с ними не возобновилось, я не могла даже письмо написать, плакала.

Бабушка умерла три года назад. И Ирочка приехала к нам в Питер повидаться, впервые за годы. Мы принимали ее на даче, всей семьей. Снова я плакала. много. Она привезла бабушкину кофейную чашку, еще какие-то мелочи. Сказала, кому что отдать (а я даже прикоснуться к этой чашке не могу, не могу сказать младшей сестре, что чашка - для нее, так она и стоит на даче в шкафу, я не могу говорить о ней).

И вроде бы стало все налаживаться, мы стали переписываться. Все равно я плакала, но уже не на каждое ее сообщение.
А потом заболел и за 4 месяца умер мой папа. От опухоли мозга. Он как дедушка уходил, только гораздо быстрее. Это страшно снова и до сих пор.

Мама осталась одна. Они были вместе 43 года.
С мамой тоже теперь не могу общаться. То есть могу, но очень осторожно, обходя какие-то темы. После папиной смерти прошло полтора года. Но когда я плачу из-за папы, я все понимаю, почему так. Эти слезы болезненные, но понятные.

И теперь у меня родилась внучка. Ей 4 месяца. И часто, когда мы с дочкой обсуждаем что-то из области “материнства и детства”, меня снова уносит в слезы.
Думаю, если бы я могла снова встретиться с Ирочкой, задать ей какие-то вопросы… но я не могу даже переписываться, я экран от слез не вижу.

Мне надо научиться не плакать. Как?
______________________
Офф: вам нужно вылечить зубы? Наберите в поиске запрос “стоматология кировский район удобно” и вы найдете подходящую вам клинику.

Рубрика: Психология

Ваш отзыв

  наверх